ПУБЛИКАЦИИ
об иконах и святынях обители
28 апреля 2020
Главная святыня Воскресенского Новодевичьего монастыря: первое и второе обретение
В 1850 году, когда еще только начали возводиться стены Новодевичьего монастыря, Санкт-Петербург посетил насельник Свято-Пантелеимонова монастыря Афона духовный писатель иеромонах Серафим Святогорец (Веснин, в схиме — Сергий). Святогорец приехал в Россию для издания в пользу русского Пантелеимонова монастыря своих писем об Афоне. Издателем «Писем Святогорца» был известный своей удивительной жизнью слепец-паломник Григорий Иванович Ширяев, который и познакомил иеромонаха Серафима с настоятельницей Новодевичьей обители игуменией Феофанией (Готовцевой) и ее сподвижницей монахиней Варсонофией (Крымовой).

Несмотря на разницу в возрасте (матушке Феофании было к этому времени 63 года, а Святогорцу — 36 лет), знакомство продолжила очень трогательная дружественная переписка, которая была опубликована в 1868 году в книге о игумении Феофании и стала заметным явлением в духовной жизни России. Книга была написана духовными чадами матушки Феофании через 2 года после ее кончины. Согретый теплотой общения с почитаемой старицей, Святогорец хотел как-то поддержать матушку Феофанию и сестер в их подвиге по созданию монастыря, поэтому в письме из Москвы 8 октября 1850 года он благословил созидающуюся обитель во имя Афонской Горы:

«Если мои скромные и грешные молитвы услышит Владычица, то знамением того будет то, что Она Сама придет к Вам с нашей Афонской Горы Своею честною иконою».

Святогорец вернулся на Афон 12 марта 1851 года и сам выбрал для Воскресенского Новодевичьего монастыря образ Божией Матери, именуемый «Парамифия» — «Отрада и Утешение». Из переписки с игуменией Феофанией можно заключить, что икона была написана иконописцем Пантелеимонова монастыря за несколько месяцев. Лик Божией Матери на иконе будто светится изнутри, излучая неземную тишину и покой, даруя молящимся поистине отраду и утешение.

В иконописных мастерских Афона было принято ставить подписи-благословения с обратной стороны икон. На обороте иконы, предназначенной для Новодевичьего монастыря, афонские старцы сделали следующую надпись: «Господи! Ради молитв и ходатайства Твоей Пречистой Матери да будет благословение Святой Афонской Горы и старцев русской Пантелеимоновской обители на месте, идеже волею августейшего монарха Николая I по благословению свыше воздвижется тихое пристанище Невест Христовых! Да от сего Пресвятого Лика Пренепорочной Твоей Матери, Господи, излиется милость и спасение Твое в роды и роды на Царствующий Град и всю Россию. Празднуется сей иконе Генваря 21-го».

Хотя конкретных подписей и наименований в надписи не было, все же она прямо указывала на Новодевичью обитель, единственную в «Царствующем Граде», воздвигнутую «волею августейшего монарха» Николая I. Впоследствии, именно благодаря этой подписи, утраченная в годы революции икона вновь вернулась в обитель. Но какие старцы посылали благословение?

17 октября 1852 года в Новодевичий монастырь пришло письмо из Пантелеимонова монастыря Афона с благодарностью за Плащаницу — «священную жертву Покровскому храму» Афона, выполненную руками сестер. В конце письма стояли подписи афонских старцев:

«Вашего Высокопреподобия смиренные Богомольцы Святые Афонския Горы, Русского Монастыря Св. Великомученика и Целителя Пантелеимона: Архимандрит Герасим. Русский Духовник Иеросхимонах Иероним. Святогорец Иеромонах Серафим».

Святогорец на Афоне исполнял послушание секретаря и вел всю переписку обители с Россией. По всей видимости, и на оборотной стороне иконы «Отрада и Утешение» было запечатлено благословение этих старцев, подвизавшихся на Афоне в то время, в том числе и легендарного духовника иеросхимонаха Иеронима (Соломенцева).

В письме из Космодамиановой пустыни Афона 19 апреля 1851 года Святогорец пишет:

«Я обещался Вам препроводить икону Царицы Небесной, для того чтоб вы непременно устроили в честь ея придел; но какой величины должна быть эта икона? Вот вопрос, на который я жду от вас ответа. А то вы, бедняжки… заброшены в самую средину мирской суеты и треволнений, и потому в вашей обители необходимо иметь храм во имя нашей единственной радости и надежды и покрова — Божией Матери, к Которой всего более должны вы прибегать и поручать и судьбы обители и судьбы вашего собственного спасения Ея Божественной заботливости».

Неизвестно, какой ответ был дан на вопрос о величине иконы, но образ был написан небольшой, всего 9 вершков — около 40 см.

В письме 16 декабря 1851 года Святогорец из Русика сообщает о том, что икона уже написана:

«Та самая икона, которая предназначена нашей смиренною обителью в благословение вашей, возникающей обители, уже готова, и нет только верного случая, чтоб отпустить Царицу Небесную с здешних благословенных мест в далекий Север, с тем чтоб Она, наша заступница, в Своей Божественной иконе принесла вам мир и благословение Св. Горы нашей… я избрал икону «Отрада и Утешение», потому что бывшее от нея чудо чрезвычайно трогательно, так что нельзя без чувства слушать и читать, как сильно, как державно и истинно-матерински заступает нас Царица Небесная, тогда как Господь Бог праведным судом Своим уже готов навесть на нас казнь за грехи наши… Царица грядет, да будут готовы светильники вашей сердечной любви и полны елея милосердия и сочувствия к вашей меньшей братии и сестрам, чающим утешения и отрады в своих жизненных судьбах!»

Видимо, так и не представилось «верного случая», чтобы с кем-то можно было отправить икону в Россию, и в письме из Константинополя 25 февраля 1852 года Святогорец пишет, что сам препроводил образ Божией Матери с Афона в Константинополь. В письме 2 апреля 1852 года уже из Русика Святогорец подробно описывает историю чудесного преображения иконы и сообщает, что в Константинополе по желанию посланника В.П. Титова читал пред ней канон на первой неделе Великого поста, а далее отправил икону в Россию по почте:

«Отрада и Утешение должны быть теперь с вами, в скромных стенах вашей обители и в вашем сердце» — пишет Святогорец с Афона.

Икона Божией Матери «Отрада и Утешение» прибыла в Петербург в июне 1952 года, но с почты икону требовалось отправить на таможню для предоставления в цензуру, которая уже и выдала сестрам долгожданную посылку. Так Воскресенский Новодевичий монастырь обрел свою главную святыню — афонскую икону Божией Матери «Отрада и Утешение». Игумения Феофания с сестрами, утешенные Предвечной Отрадой, исполняя благословение Святогорца, освятили 27 июня 1854 года во имя этого образа келейную церковь настоятельского корпуса (первую в обители), которая стала именоваться Афонской церковью.

Святогорец не застал этого радостного события - в надежде на заступничество Пречистой Девы, Которой он всю свою жизнь пел хвалу — иеромонах Серафим тихо и молитвенно предал душу Богу на Афоне 17 декабря 1853 года, за несколько дней до кончины отправив последнее письмо в Новодевичий монастырь:

«Болезни истинно целительны для сердца! Оне, как очистительный огнь, как врачевство: горьки своим настоящим, но утешительны будущим следствием в день исхода от времени в вечность!»

Когда живое сердце Святогорца откликнулось на трудное положение монахинь, в Новодевичьей обители не только не было никаких святынь, но даже не было еще и стен самой обители. И благодаря удивительной вере иеромонаха Серафима в заступничество Пречистой Девы, сестры обрели свою главную святыню, свою Отраду и Утешение. Словно чудом на безлюдном пустыре расцвела прекрасная обитель, привлекающая под свою сень многих спасающихся.

«Пусть на вас огорчится Господь и восхочет навесть на вас свой праведный суд: чего вам тогда бояться? — писал Святогорец в одном из писем, — У вас и с вами утешение наше — Царица Небесная. Она предварит вас об этом, известит вас или тайно или явно от надлежащего испытания, и между вами и правдою Божией, станет несокрушимым оплотом Богоматерь, отвращая от вас всякую скорбь и тесноту и поставляя ваши девственные стопы на пространне исповедания и покаяния… О, с Царицей Небесной вам будет куда как хорошо!»

В Афонском храме для главной святыни обители был устроен резной золоченый киот со стеклом, окруженным деревянными позлащенными лучами. Образ Божией Матери в сребропозлащенной ризе с венцами и короной украшен стразами и разноцветными камнями. По молитвам Святогорца Пресвятая Владычица стала воистину покровом и защитой для матушки Феофании с сестрами, благословляя их труды по устроению монашеской жизни в условиях шумного города, чтобы святая обитель стала для Санкт-Петербурга особой преображающей силой.

До революции обитель процветала, но наступили «окаянные дни», трагические для Церкви и всей России. После упразднения Новодевичьего монастыря в 1925 году началось постепенное разрушение монастырского ансамбля. Но, несмотря на разорение обители, в ее стенах до 1935 года сохранялась иноческая жизнь благодаря молитвенному подвигу игумении Феофании (Рентель) и оставшихся сестер.

В 1928 году, в эти непростые для Церкви времена церковный композитор и литургист Порфирий Петрович Мироносицкий создает акафист образу Божией Матери «Отрада и Утешение». В акафисте были выражены сокровенные молитвенные переживания людей, которым была дорога Воскресенская обитель:

Икос 12: «Да защитит Богомати образом дивным Отрады молитвы оплотмонастырь сей и храмы, да во век не угаснет лампада пред ликом спасительным Богоневесты».

Акафист был написан с соблюдением греческих акафистных традиций. Форма акафиста отражала строение Великого Акафиста: все 24 строфы начальными буквами образуют акростих «Ангелов радосте, миру отрадо», подобно тому, как 24 строфы греческого Акафиста соответствуют 24 буквам греческого алфавита.

В акафисте Мироносицкого отражена и история иконы, список которой был привезен с Афона в северную столицу:

Икос 9: «Радостно в храме сем зряще список с иконы Отрады афонских обителей дар драгоценный, в молитве мысленно соединимся с хвалебными лики отцев-святогорцев, иже от заоблачных высот своих Пречистую нас пети приглашают».

Икос 10: «Образ честный провождая в путь от Афона на север в покров благодатный обители новыя, в залог небесныя помощи граду, честный схимонах святогорец вещает: Се благословение Владычицы! Молитеся и веруйте, и пойте».

Акафист Божией Матери совершался в Афонском храме еженедельно по вторникам. Священномученик Серафим (Чичагов), митрополит Петроградский, как правящий архиерей проживавший в Новодевичьем монастыре с 1928 по 1933 годы, часто молился в Афонском храме, рядом с которым находились его покои.

«Радуйся, Божия Мати, Невесто нетленная, светлая наша отрадо».

В ночь с 17 на 18 февраля 1932 года в Ленинграде и пригородах было арестовано около пятисот верующих — в их числе был и Мироносицкий. Через несколько дней после ареста Порфирий Петрович погиб во время допроса в НКВД.

Почти всё оставшееся в Ленинграде монашество было арестовано в ночь с 17 на 18 апреля 1932 года — в Новодевичьем монастыре арестовано 126 сестер. Оставлены были лишь немощные, не способные передвигаться.

По описи церковного имущества, составленной 11 марта 1935 года можно установить, что главная святыня к тому времени все еще пребывала в обители, только уже без драгоценной ризы, национализированной в 1920-х годах в связи с кампанией по изъятию церковных ценностей в пользу голодающих. Опись составил ризничий Афонской церкви священник Федот Андреев и в ней указана чудотворная икона Ватопедской Божией Матери «Отрада и Утешение».

В апреле 1935 года арестована и сослана игумения Феофания (Рентель). В 1937 году в городе были арестованы и расстреляны почти все священники, в разоренном монастыре остались лишь несколько больных и престарелых насельниц, которые умерли от голода, приняв мученическую кончину.

Афонская церковь бывшего Новодевичьего монастыря еще некоторое время находилась под управлением двадцатки, а в 1938 году была закрыта за отсутствием причта. В эти времена монастырская святыня будто «исчезает», находясь в частном владении, становится невидимой до тех пор, пока утраченная вера, возродившись, снова согреет молитвенным дыханием человеческие сердца и разоренные храмы.

В книге 1994 года под общей редакцией митрополита Иоанна (Снычева) «Очерки истории Санкт-Петербургской епархии» сообщается, что перед закрытием Афонского храма икону взяла на хранение алтарница. Также существует версия, что главную святыню обители спасла от поругания послушница Ксения, которая работала в бывшем монастыре уборщицей. Возможно, обе версии говорят об одной и той же женщине. Известно, что с 1944 по 1953 года Ксения Васильевна Карюкина работала швеей в Спасо-Преображенском соборе Ленинграда. В 1950 году она обвенчалась с Александром Матвеевичем Щедриным, который окончил Ленинградскую Духовную Академию и стал священником. У четы был небольшой домик в поселке Вырица, где отец Александр в 1959 году был настоятелем Казанского храма.

С 1971 по 1976 года батюшка служил в Успенском Пюхтицком монастыре, жил он с матушкой Ксенией недалеко от обители. Икону они привозили с собой, и сестры Пюхтицкого монастыря молились у святого образа. Когда Щедрины уезжали обратно в Вырицу, настоятельница игумения Варвара (Трофимова) просила передать икону «Отрада и Утешение» на хранение в монастырь, но Щедрины отказались.

В 1988 году отец Александр умер, а через несколько месяцев матушка Ксения погибла в пожаре в своем доме в Вырице, который сгорел дотла. Местные жители говорили, что это был поджог. До недавнего времени по свидетельству игумении Варвары считалось, что икона тоже погибла в пожаре, либо могла быть украдена у 80-летней Ксении Щедриной до ее трагической гибели.

Через несколько лет в 2002 году коллекционер из Тамбова находит афонскую икону «Отрада и Утешение» в городе Мичуринске Тамбовской области в подвале дома, принадлежавшего до революции купцу Федору Евдокимову и его семье. До сих пор не удалось точно установить, каким образом в этом доме оказалась святыня из Санкт-Петербурга. В подвале был склад бакалейной лавки и церковных вещей, поскольку семья была очень верующей — сын купца Василий впоследствии стал священником и служил в московском храме святителя Николая в Клённиках.

Оборотную сторону иконы Божией Матери «Отрада и Утешение» коллекционер видел, но не придал значения тому, что там было написано. Хранил он икону в своей квартире в Тамбове, но недолго, потому что взгляд Богородицы с иконы стал его тревожить. На иконе Божия Матерь будто смотрит в сторону, но все равно в комнате было не укрыться от Ее взгляда. Коллекционер чувствовал, что икона будто «ищет» другого владельца и решил отдать ее при случае хорошему человеку.

В это время в Тамбове жила женщина — Надежда Степанова, которая мечтала иметь дома икону, которая бы передавалась из рода в род, от поколения к поколению. У коллекционера она покупала некоторые вещи, ей он и решил предложить образ Божией Матери. Коллекционер сказал, что хотел бы отдать эту икону, потому что не может выносить ее укоризненного взгляда и также признался, что у него есть чувство, будто икона сама просится от него в другие руки. Так промыслительно икона «Отрада и Утешение» оказалась у рабы Божией Надежды — последней ее частной хранительницы.

Получив икону, Надежда принесла ее в храм освятить к своему духовнику ныне покойному отцу Николаю Засыпкину, который благословил передать икону на хранение в Успенский Вышенский монастырь. Хоть и не сразу, а только через год — в 2005 году Надежда исполнила благословение. Таким образом, икона после нескольких десятилетий пребывания в частных руках стала доступна верующим для поклонения. Но никто не знал ее истории, потому что перед передачей иконы Надежда поместила ее в киот и оборотная сторона образа Божией Матери с подписью-благословением афонских старцев была до времени сокрыта.

Несколько лет икона Божией Матери «Отрада и Утешение» хранилась в алтаре Казанского храма Вышенской обители, и только в 2012 году клирик монастыря решил протереть запылившееся стекло киота с внутренней стороны. Когда батюшка извлек икону, то на ее оборотной стороне увидел надпись, содержание которой указывало на то, что икона была написана на Афоне в середине XIX века и являлась святыней Воскресенского Новодевичьего монастыря Санкт-Петербурга. Настоятельница игумения Вера (Ровчан) благословила рассказать о находке — в Новодевичий монастырь позвонили из Успенского Вышенского монастыря и сообщили, что в их обители находится икона Божией Матери, надпись на оборотной стороне которой свидетельствует о том, что это святыня из Новодевичьего монастыря. Присланные фотографии не оставили сомнений в том, что это действительно главная святыня обители.

Передача иконы «Отрада и Утешение» в Воскресенский Новодевичий монастырь произошла в преддверии 200-летнего юбилея со дня рождения святителя Феофана, Затворника Вышенского, 27 апреля 2014 года во время крестного хода с Вышенскими святынями в северную столицу. Воскресенская обитель торжественно встречала свою главную святыню — с возрождением монастыря в него Промыслом Божиим возвращался и чудотворный образ.

После крестного хода состоялось подписание акта передачи иконы Божией Матери «Отрада и Утешение» из Успенского Вышенского монастыря в Воскресенский Новодевичий. В летописи Новодевичьего монастыря появилась запись о втором обретении иконы — этого события сестры Воскресенской обители ждали более 80 лет. История чудотворного образа — это не только история иконы, но и история обители, история Русской Православной Церкви, история России. Обретение утраченных святынь дает надежду и на обретение веры — ведь только верующему сердцу открыты чудеса.

В настоящее время главная святыня Воскресенского Новодевичьего монастыря икона «Отрада и Утешение» пребывает в специально устроенной сени в Воскресенском соборе обители, украшенная на пожертвования прихожан драгоценным окладом и цатой. Обрамляющие икону житийные клейма повествуют о судьбоносных событиях в жизни обители и ее главной святыни.

8 февраля 2020
Реставрация иконы складня «Богоматерь Одигитрия с
предстоящими Пантелеимоном, Космой, Дамианом и Артемием» на
створках 17в.
Описание состояния сохранности.

Тыльная сторона. Тыльная сторона запылена, загрязнена до темно-коричневого цвета.
Углы и края основы окатаны и потерты до светло-коричневой древесины. Крепления створок к центральной части складня осуществляется проволочными петлями (в виде колец) с лицевой стороны сквозь основу с выходом на тыльную сторону. Концы петель загнуты и спрятаны в массиве основы тыльной стороны. Металл петель поцарапан, потерт до блеска.
Поверхность тыльной стороны загрунтована (выкрашена?) в темнокоричневый цвет. Красочный слой (грунт?) частично осыпался на потертых краях и торцах.
На пятнах загрязнений (потеков?) в верхней части влипшая вата (ворс ткани?)

Лицевая сторона. Складень вмонтирован в углубление мощевика с помощью металлической пластины.
Икона представляет из себя прямоугольную центральную часть с углублением для двух боковых створок с фигурной верхней частью.
Боковые створки складываются в центральную часть образуя стрельчатое навершие. Икона неоднократно поновлялась.
На углах центральной части внизу справа (1,2х2х0.8см) и слева вверху (0,8х0,8х0,5см) старые потемневшие сколы древесины. Менее значительные вмятины с утратами грунта вдоль верхнего края. Грунт тонкий серо-коричневого цвета. На лузге не многочисленные отставания грунта от основы.
На нимбах просматривается чеканный орнамент в виде чередующихся точек и крестов. Углубления чеканки заполнены темной олифой.
Вся центральная часть поражена мелкими вертикальными грядками красочного слоя. Грядки имеют многочисленные стабильные изломы, раздавленные при предыдущем укреплении, они залиты реставрационным лаком.
Следы как минимум двух поновлений просматриваются на опуши вдоль краев щита. Записи находятся в следующем порядке: в верхнем слое розовая запись с потемневшей олифой, затем красная запись лежащая по темному слою олифы под которой авторское сусальное золото и узкая киноварная авторская опушь. Остатки жидких белильных прописок видны на обводках нимбов и дублирующих надписях. Также жидкие черные прописки видны по утраченным контурам фигур и на изображении короны. Они шире авторских описей и лежат поверх утрат авторского золота. Авторская живопись сильно потерта, местами утрачена до грунта. Личное промыто, потерто. Контуры и черты лица читаются по пропискам (белки, зрачки, губы). Одежды выполнены с использованием цветных (красного и зеленого) лаков по слою сусального золота. На участках с зелеными лаками толстый слой почерневшей олифы.
В нижней и центральной части складня, на всей правой створке и центральной части левой створки видны следы промывок – живопись оголена. Относительно сохранными кажутся фигуры на левой створке. По краям левой створки остатки темной сгрибленной олифы скрывают потертую авторскую живопись и местами утраченное золото. Золото асиста на одеждах младенца Христа сильно потерто и сохранилось в нижней части изображения.

Древесина торцов и боковых сторон замаслена почерневшая. Слегка потерта на нижнем торце.

Реставрационный процесс начат 11 июля 2019г. с фотофиксации исследования иконы под микроскопом.

Проведены консервационные мероприятия по укреплению грунта и красочного слоя. Укрепление проводилось с использованием мездрового клея с медом (в качестве пластификатора). Восполнены утраты древесины на углах центральной части и мелкие утраты грунта по краям центральной части.
Раскрытие велось под микроскопом микроинструментом «всухую» без использования растворителей. Поверхность смачивалась пиненом. При довыборке поверхности от сгустков и стойких загрязнений применялась эмульсия спирт/пинен (1/1), а также выборочно (точечно) диметилсульфоксид.
Пробное раскрытие проводилось на центральной части от левого края на опуши с выходом в средник на золотой фон. Поновительская розовая опушь удалялась полностью, а красную позднюю решено оставить т.к. авторская опись густо-красная сохранилась фрагментарно. Такого же темно-красного цвета авторские буквы надписей на правой створке. После раскрытия левой створки выяснилась относительно хорошая сохранность фигур Пантелеимона и Космы. Открылись одежды и личное письмо. Появилась возможность выяснить детали: у Пантелеимона в руке крест белого цвета, у Космы красный свиток. Живопись в плохом состоянии сохранности, сильно потерта и утрачена, поэтому пришлось восстанавливать некоторые детали. Единственный почти полностью сохранный лик (кроме волос) Пантелеимона послужил образцом для частичного и более полного воссоздания других сильно утраченных участков живописи. Надписи на потертом золотом фоне также частично восстановлены, в частности «Пантелеимон», вместо поновительской белой выполнена киноварная, как утраченная авторская.
В тонировках и живописных восполнениях применялись обратимые материалы акварель и гуашь белила. Золото фона в утратах заполнено сусальным золотом и притерто акварелью для объединения старого и нового по цвету и тону.
После тонировок икона покрыта мастичным лаком в два слоя с просушкой, смонтирована и зафиксирована в мощевике.

Художник-реставратор Бушуев М.М. 17.12.2019г.

20 августа 2019
Икона Божией Матери «Ковчег Спасения»
Икона Пресвятой Богородицы «Ковчег Спасения», что находится в нашей обители, имеет удивительную историю, исполненную деятельным молитвенным участием инокини Исидоры, которая почитается в Божием народе как странница Дарьюшка. На иконе мы увидим и саму инокиню Исидору указывающую на Пресвятую Деву в спасительном ковчеге.

26 февраля 2012года, накануне Великого поста, в прощёное воскресенье после панихиды на могилке ин. Исидоры, собравшиеся богомольцы могли видеть в небе над обителью образ Царицы Небесной. Вот первое описание образа очевидцами этого события: Пресвятая Богородица в бордовых ризах в ковчеге (корабле) с Младенцем на руках; левой рукой поддерживает Младенца Иисуса, а правой касается свитка в Его руках; ангелы держат венцы над головой Пресвятой Девы и младенца Христа; на корабле мачта в виде Креста с белоснежным парусом, а на боку виднеется надпись «Ковчег Спасения». Сам образ Божией Матери с младенцем на иконе не нов, но имеет сходство с иконографией таких икон, как «Достойно Есть», «Милующая», «Киккская». Особенность в том, что Божия матерь с младенцем Христом находятся в ковчеге (как известно - ковчег это корабль, который является символом Святой Христовой Церкви, плывущий по волнам житейского моря к спасительной пристани в Царствии Божьем). Несмотря на то, что образ Пресвятой Девы «Ковчег Спасения» не имеет широкого распространения в иконографии и известен лишь на святой горе Афон, мы верим, что чудесное явление иконы дано в благословение и покровительство нашей святой обители и всем богомольцам, прибегающим под святой покров Царицы Небесной.

Не сразу была написана наша икона, для этого понадобилось несколько лет; Сначала все молились, с нетерпением ожидая создания эскиза иконы. Потом терпеливо ждали одобрение иконописной комиссии. И на конец, просили благословения на создание иконы митрополита Санкт-Петербургского и Ладожского Варсонофия, на что владыка милостиво дал благословение. Радости и благодарности Богу исполнились все, когда образ Пресвятой Девы обрел место в Воскресенском храме нашей скромной обители, и сейчас, перед ликом Богородицы, каждый может излить свои сердечные молитвы.

Из книжки Софии Снесоревой «Русская странница Дарьюшка» каждый желающий может узнать о простой, по детски наивной старушке всю свою жизнь посвятившей служению Богу и людям. Помогали ей в непростой её жизни Чистая вера и крепкая надежда на Бога и Его Пречистую Матерь. О том, как она любила Пресвятую Деву красноречиво свидетельствует рассказ о паломничестве Дарьюшки в святую Киево-Печерскую Лавру. Многие труды она была готова понести и многие скорби потерпеть ради того, чтобы поклониться Царице Небесной. Особую любовь к Богородице странница Дарьюшка явила и в Петербурге, куда она последовала за своими любимыми матушками из Горицкого монастыря. У неё и здесь была «своя дорожка». Путь свой она неизменно начинала с молитвы у «Казанской», потом шла поклониться к «Скорбящей», и далее уже по делам и поручениям «хорошей матушки», как она любяще прозвала игуменью Феофанию. И в какую бы сторону не шла, обязательно сначала сходила помолиться Матушке Богородице, за Её благословением. Перед своей кончиной, видя скорбь близких и родных ей сестер, инокиня Исидора завещала приходящим на её могилку призывать в молитве Пресвятую Деву, трижды прочитав тропарь «Богородице Дево радуйся». Именно благодаря своей вере и служению Богу, инокиня Исидора заслужила у Господа милости быть почитаемой у многих верующих. Обращаясь к ней в трудные минуты, молясь за своих родных и близких, ожидаем у угодницы Божьей ходатайства перед Престолом Божиим и Пресвятой Богородицей, и с благодарностью получаем просимое (собрано большое количество благодарственных писем, приносимых верующими, в которых выражается сердечное благодарение инокине Исидоре за её помощь).

Смотря на икону можно с уверенностью сказать, Божия Матерь, всех нас призывает в Ковчег Спасения, Церковь Господа и Спасителя нашего Иисуса Христа. Находясь в лоне Церкви мы исцеляемся от страстей и грехов, в ней нас Господь спасает и в ней же мы ожидаем жизни будущего века, вместе с Ним и Его святыми угодниками в Царствии Божиим. Надеемся, что в своё время будет прославлена Церковью в лике святых и инокиня Исидора, смиренная послушница Царицы Небесной.